facebook pixel

Интервью. Андрей Колбасин | Часть 1

Тату мастер Андрей Колбасин / Фото: @andrey_kolbasin

На прошедшей Неконвенции 1RS нам удалось пообщаться с одним из продуктивнейших российских татуировщиков - Андреем Колбасиным. Помимо того, что Андрей добился немалых высот в татуировке, он открыл в себе преподавательский талант и основал собственную школу татуировки. Нам было очень интересно узнать о жизненном пути Андрея и конечно же выяснить причины и подробности его школы. Это интервью стало самым большим за всю историю iNKPPL, поэтому мы разделили его на две части. В первой части мы постарались раскрыть личность Андрея, а вторая часть посвящена его школе, планам на будущее и прогнозам относительно того, что ждёт мировую тату-индустрию.

Ну что же, давайте начинать!

- В тату индустрии тебя знают все, но среди наших читателей есть люди не относящиеся к ней напрямую, поэтому расскажи немного о себе.

- Всем привет! Раз меня еще кто-то не знает - меня зовут Андрей Колбасин. Я занимаюсь татуировкой достаточно давно и несмотря на молодой возраст, мне 28, начал я в 12.

Я приходил домой, меня заряжали друзья, типа пойдем колоть и мы до ночи что-то кололи. Потом с утра я вставал, шёл в школу и так пошло-поехало. По сей день я татуировщик.

Кто-то отсчитывает свой профессиональный стаж от индукции, кто-то от ротора, но я как начал татуировать, так и пошел отсчёт. Сейчас мой стаж уже порядка 14-15 лет. Всё это время я погружался в изучение (либо углублялся в изучении) татуировки. Мне хотелось стать профессионалом своего дела, у меня были большие амбиции, которые мне нужно было куда-то выплеснуть, и я решил сделать это в татуировке.

Тату мастер Андрей Колбасин, классический цветной и черно-белый тату реализм | Интервью для iNKPPL | Санкт-Петербург, Россия

У меня на самом деле не было никогда других хобби и единственное, что я делал - это нюхал клей (смеется). Мы, как беспризорники, бегали по подвалам, то бензин, то клей, а татуировка была сопутствующим развлечением и этим развлечением выступал я.

-А как так получилось, что в 12 лет ты начал татуировать?

- На самом деле все произошло достаточно необычно. Знаешь, это такая история про татуировщика, который свою профессию не выбирал. Я всегда рисовал, первый мазок, какашка по стене - это всё и было моим творчеством. С тех пор я увлеченно рисую и не важно, на какой поверхности и каким материалом. Татуировка для меня это такое же изобразительное искусство, безусловно, со своими правилами и канонами, но всё-таки для меня это рисование, создание определенного образа.

Я жил в глухой деревне, которая находится в лесу. Это рабочий поселок. Когда Союз развалился, люди там всё равно остались, мои родители еще там добывали торф и превращали его в брикеты. Всё было построено вокруг Торфо-Брикетного завода на 300 человек, который находился в лесу на месторождении. Это в псковской области, на границе с Прибалтикой. Там и прошло моё детство.

Как собственно получилось, что я начал татуировать? Пришли зеки, пришли те ребята, которые нуждались в татуировках и попросили меня. Я сказал тогда, что не буду и не умею, но так как я был единственный рисующий человек в радиусе 200 км - это бремя всё-таки упало на меня, на 12-ти летнего ребёнка. За неделю до моего дня рождения, после удара в нос, я стал татуировщиком.

Это не значит, что мне это было не интересно, или что меня держали под колпаком - нет. Но в тот момент на меня пришлось несколько поднадавить. А так как я был ребенком, мне было интересно во всём этом возиться. Я ходил вечером по домам и татуировал взрослых людей.

Тату мастер Андрей Колбасин, классический цветной и черно-белый тату реализм | Интервью для iNKPPL | Санкт-Петербург, Россия

Отчасти из-за этого у меня более зрелый характер. Я воспитывался не папой и мамой, двумя взрослыми людьми, а целым обществом взрослых. Со своими сверстниками я практически и не общался. Приходил в школу, хулиганил, дрался, убегал и возвращался домой бить татуировки. А, нет, наврал, еще я до 9-го класса учился в музыкальной школе.

- На чём играешь?

- На гитаре. Но мне всегда не нравилось это занятие. Несмотря на то, что у меня красный диплом, что-то мне не зашло это дело. В моём понимании гитара - это тяжелый рок, когда стоишь на сцене, трясёшь патлами, а в то время я играл классическую музыку. Сама по себе классика мне нравится, но переигрывать Баха и Бетховена на гитаре - как-то не очень (смеется).

Поэтому я самореализовывался в татуировке. Круче пацана на деревне, чем я - просто не было. Несмотря на то, что, конечно же, никто мне не платил, я был в абсолютной безопасности. Только мама с папой могли меня заругать, и это был предел опасности моей жизни. В любой компании я был почётным гостем, потому что я был кольщиком, а его все уважают и угощают. Так вот и прошли мои нулевые, потрясающее было время. Потом мы с братом переезжали из города в город, и вот я в Петербурге.

- Давно здесь живешь?

- 7 лет. Я раньше приезжал сюда поработать, менял города, всю Псковскую область объездил, но всегда возвращался в Питер. Славный город. И когда мой друг предложил мне переехать сюда, я сразу же согласился. Тем более, что у меня было уже даже приглашение от Николая Виноградова. Он пригласил меня поработать в студии «Больно будет». Эта студия известна всем старым татуировщиком. Но на самом деле дойти до студии я так и не смог и устроился попутно в другую студию.

Тату мастер Андрей Колбасин, классический цветной и черно-белый тату реализм | Интервью для iNKPPL | Санкт-Петербург, Россия

- А что для тебя вообще означает слово «татуировка»?

- О, без преувеличения, татуировка - это жизнь моя. На данный момент - это образ моего мышления. Судьба решила за меня, что я стану татуировщиком. Для меня это не профессия, мой выбор или что-то подобное - это судьба. Так произошло, что я не выбирал её и по-прежнему она меня не отпускает. Один раз кольнул человека и всё, это останется с тобой до самого конца. Ты можешь не связывать себя профессией, но этот момент ты не забудешь никогда. Момент, когда ты стал татуировщиком.

- Отлично! А помнишь свой самый первый опыт в татуировке?

- Конечно! Он незабываемый. Вот это, как раз тот момент, тот старт, когда ко мне пришли ребята, постучались в дверь, пригласили меня к себе на хату. Я сижу, боюсь, трясусь, вокруг меня мужики, бабы, кто-то пьёт, курят.

Никто там не собирал оборудования никакого. Имелась машинка, которая там была в качестве реликвии. Так вот, из пакета достаётся она, а я не понимаю, что это за кусок говна, замотанный изолентой. Я не представляю где они её взяли, на какой помойке они её нашли.

У меня в то время в таком виде был велосипед, собранный с помощью молотка и изоленты. Но, тем не менее, мне её дали и сказали: «Коли».

Никаких тренировок, сразу в бой. У парня был какой-то трайбл, больше похожий на какие-то кусты, и его нужно было обновить. Я спросил, что делать, мне опять повторили: «Коли» и я начал колоть.

Тату мастер Андрей Колбасин, классический цветной и черно-белый тату реализм | Интервью для iNKPPL | Санкт-Петербург, Россия

Провел контур. Для меня, как человека рисующего, не было никакой проблемы провести ровную линию или круг от руки, так что я даже не нашел никакой сложности татуирования в техническом плане.

Короче, это был просто контур, и внутри него нужно было закрасить. Я не понимал, что делаю, было много крови, потому что все были пьяные и в эту же ночь я наколол очень много татуировок. Попутно мне наливали, я курил сигареты, попутно слушал маты и смотрел на интересных красивых женщин. Для меня это была некая дверь в Нарнию (смеется), я вошёл в неё и оказался совсем в другом государстве.

Когда я колол, я не понимал, как это нужно делать. Ни про толщину кожи, ни про её сопротивление я тогда не слышал. Это была просто струна, которая входила в кожу, как раскалённый нож в масло и оставляла после себя не какой-то там след, а прямо настоящий порез со сгустками крови.

Меня еще в процессе подпихивали в затылок, мол, чего у тебя там не получается, давай крась, краска же не остаётся, давай глубже. Поэтому приходилось много раз проводить по одному и тому же месту. Это была хорошая школа на самом деле.

Эти мужики, хоть и не были из хороших семей, научили меня многому. Им не составляло труда объяснить мне, как собирать розетку или заточить нож так, чтобы он резал газету на лету.

Тату мастер Андрей Колбасин, классический цветной и черно-белый тату реализм | Интервью для iNKPPL | Санкт-Петербург, Россия

- А всё-таки, были ли какие-то сложности в освоении этого процесса, или же он показался тебе лёгким?

- Нет, ну конечно это не было легко. Я понимал, что у меня не получается, но в то время я был очень ограничен в плане информации. Я даже и не знал, что существует такая профессия - татуировщик.

6 лет я колол контур и тушевал, и это у меня получалось. Потом ко мне пришло осознание того, что нужно стать профессионалом. Лет, наверное, в 16, по телевизору начали крутить ролики про петербургский тату-фестиваль.

И мне мама говорит: «Смотри, там твои эти зеки выступают, беги, смотри повтор». Я посмотрел. Это был буквально 30 секундный ролик, в котором показали татуировщиков, их работы, и для меня это стало вдохновением.

Я представить не мог, что то, что я мог нарисовать на бумаге, можно выполнить в татуировке. Первый человек, которого я увидел, был Миша Тату. Он татуировал какой-то красной машинкой красивого тигра. Тигров я колоть умел, а вот машинки красной, увы, не было.

Я срочно побежал, купил красную изоленту и замотал ей все свои машинки. Пытался повторить увиденное и по итогу я понял, что пора мне выбираться из своей деревни. Я поездил по городам, заходил в тату-студии. Был приятно удивлён существованием тату-индустрии в принципе. Мне много отказывали, кто-то помогал, но в целом путь освоения технической стороны процесса был очень и очень сложным.

Тату мастер Андрей Колбасин, классический цветной и черно-белый тату реализм | Интервью для iNKPPL | Санкт-Петербург, Россия

Первый мой более-менее профессиональный набор обошёлся мне по цене девятки. Друзья говорили, надо тебе покупать машину, но я уже понимал, что есть лайнер и шейдер и был чётко уверен, что это нужно купить и опробовать, пусть даже оно стоит как машина.

Я тогда нелегально работал на РЖД несовершеннолетним проводником на маршруте Москва-Санкт-Петербург. Заработал деньги, купил комплект оборудования и вот тут начались проблемы.

Машинки не работали как нужно и я начал разбираться почему. Что-то крутил, настраивал, и в итоге всё стало нормально. Это были профессиональные Заковские машинки, они стоили как девятка, но я тогда решил, что пусть у меня сейчас не будет машины, но эти машинки в будущем принесут мне много денег и я куплю 10 девяток.

Такого принципа я придерживаюсь и сейчас. Эти машинки у меня лежат до сих пор вместе со струной как реликвия.

- Расскажи о том, как в итоге сформировалась твоя профессиональная карьера?

- Формирование моей профессиональной карьеры началось с приходом профессионального оборудования. Хотя, на мой взгляд, делать что-то сверхъестественное в то время я не мог.

Да и в то время было не так много татуировщиков. В свободном доступе появилась информация о киевской конвенции, и оттуда я узнал, кто такой Тарас Шевченко, Самохин, Женя Иванов.

Тату мастер Андрей Колбасин, классический цветной и черно-белый тату реализм | Интервью для iNKPPL | Санкт-Петербург, Россия

Ряд классных сибирских татуировщиков оказался в поле моего внимания: Сайгон, Чикай. Из московских татуировщиков я знал только Турянского и Ореха, Антона Алексенко и Пашу Ангела.

Это были мои примеры для подражания, а я был в общей массе тех, кто имел несколько машинок и делал какие-то татуировки. Но потихоньку моя техника начала становиться всё лучше и лучше. Это происходило не потому, что тупо шло время и нарабатывались часы практики. Нет, я был в поисках любой информации.

Если появлялась какая-либо книга по татуировке, я её покупал, если в ней ничего полезного для меня не было, я не оставлял надежды, что в следующей будет именно оно. Появился форум, на котором я выискивал информацию, ни с кем не общался и не задавал вопросов, потому что в то время татуировщики были максимально агрессивные. Это сейчас все компетентны и вежливы, готовы бесплатно делиться друг с другом опытом. А в то время даже за совет приходилось платить.

Мама меня заставляла разбираться в медицинских аспектах. Я приходил к ней на работу в больницу и, разговаривая с врачами, получал информацию об устройстве кожи, стерилизации. Она мне даже приносила стерильные простыни с больницы, которыми я пользовался, как салфетками.

- Как ты пришел в итоге к реализму и что тебя вдохновляет?

- Мое понятие реализма - это рисунок, живопись, натура. То, что ты видишь - то ты и делаешь. Каждая бутылочка, брошенная неаккуратно, или стул, стоящий не там где обычно, могут стать предметом твоего творчества.

Тату мастер Андрей Колбасин, классический цветной и черно-белый тату реализм | Интервью для iNKPPL | Санкт-Петербург, Россия

Если у тебя нет, к примеру, денег на плакат, ты можешь взять его, перерисовать и повесить на стену, если нет денег на кассету, можешь её переписать, а обложку нарисовать самостоятельно. Такое было моё детство. Это был инструмент обогащения себя самого. Не нужно было капризничать и выпрашивать у родителей денег на то, что я мог сам сделать.

Так было во всём, в татуировке в том числе. Когда я обрел определенный технический уровень, позволяющий мне реализовать то, что мне нравится - я стал реалистом.

Это не означало, что я делал только лишь реализм. Время было сложное и само понятие татуировщик подразумевало то, что ты должен делать всё и качественно. Вершиной «пищевой цепочки» был человек, который мог сделать качественный портрет. То есть он делает всё и портрет. Если ты не умеешь делать портрет, то значит ты уже чуть ниже. Это были правила нулевых.

Сам момент формирования реализма был всемирным. Были старички-прародители, которые уже добились определенного успеха и служили нам всем примером. Мы все смотрели на них и старались дотянуться до их уровня и сделать лучше.

Свои технические навыки татуировки я повышал параллельно с художественной частью. От музеев меня было за уши не оттащить. Сейчас, когда татуировка вышла из андеграунда и превратилась в большое творческое коммьюнити, я очень рад, что могу сходить в музей с пацанами.

Могу набухаться, поиграть на гитаре и при этом на сеансе татуировки обсудить с ребятами какую-то картину. Мне это приятно! Раньше меня в этом никто не поддерживал, даже удивлялись, как можно променять весёлую тусовку на музей - лошара что ли?

Тату мастер Андрей Колбасин, классический цветной и черно-белый тату реализм | Интервью для iNKPPL | Санкт-Петербург, Россия

Так потихоньку всё и пришло к реализму. Делать то, что ты видишь, и насыщать это максимально информацией. Тут я хотел бы заметить, что максимально - не значит вырисовывать в портрете каждый прыщик. Это значит выражать своё видение, объем какого-либо объекта, его структуру.

Если есть какая-либо интересная фактура у объекта, её, конечно же, нужно выделить. Но сейчас, на самом деле, у современных реалистов есть одна проблема - это перелизывание всего, что захватил фотоаппарат. Раньше не было цифровых камер, а плёнка, не захватывает такое количество деталей. Цифра - наоборот, деталей много, выглядит это эффектно, но с художественной точки зрения - это не изобразительное искусство.

Фотография - это фотография, а творчество - это творчество.

Я тоже пытался идти в ногу со временем, максимально детализировал изображения и делал это достаточно быстро, но в итоге мне всё не нравилось. Поэтому я решил, что мой реализм будет только моим. Я хорошо в этом разбираюсь и буду делать так, как мне нравится. И вот года 4 назад я наконец-то обрёл себя и выдохнул. Отписался от всех татуировщиков, перестал листать ленту и стал наконец-то самим собой.

- То есть, кумиров среди татуировщиков у тебя нет?

- Есть. Мне очень нравится один татуировщик. Я считаю его единственным настоящим реалистом - это Дима Самохин. Он родоначальник каких-то правильных движений. Мне также очень нравилось творчество Чикая, Олега Турянского, в какой-то мере я восхищался работами Тараса Шевченко, но так, чтобы они наложили какой-то отпечаток на моё формирование - нет.

Для всех реалистов мира Дима Самохин единственный папа. Который самим своим существованием даёт пример классического реализма.

Все остальные кумиры - это художники. Эпоха возрождения, какие-то канонические образы. Самыми сильными, при том, что мне не очень нравится импрессионизм, на мой взгляд, являются Караваджо и Рембрандт. После них, наверное, Рубенс.

Тату мастер Андрей Колбасин, классический цветной и черно-белый тату реализм | Интервью для iNKPPL | Санкт-Петербург, Россия

- А у тебя у самого есть классическое художественное образование?

- Нет. Я не закончил, и могу даже сказать, что и не учился. Была попытка в детстве походить в художественный кружок, но это был порожняк. Уже позже, когда я был татуировщиком и работал в своей парикмахерской (смеется), был у меня определенный перерыв в учёбе и я решил поступить в медицинский колледж.

Но позже понял, что не вывезу эту учёбу, хотя знаний вынес оттуда море. Я впитывал всё как губка, но видимо не самая большая губка для такого объема информации (смеется).

Потом был колледж искусств, но и эта попытка была тщетной. Я был уже намного старше своих сокурсников, да и сами они были сильно слабыми и преподаватель под них подобрался тоже слабый. Я понял, что здесь меня ничему не научат. Поэтому бросил учёбу и уехал в Питер. Тут всё и завертелось по полной.

- Слушая тебя сейчас, я могу заметить, что ты идёшь по своему пути практически по наитию, это очень интересно.

- Да я вообще по натуре анархист. Есть забавный факт из моей жизни. Я практически никогда не дежурил ни в школе, ни в колледжах.

Потому что у меня был прописанный государством минимум посещения, а если кто-то меня пытался привлечь к чему-то в моё законное свободное время - пусть платит мне за это деньги (смеётся).

Даже маме я объяснял, что если я не пойду дежурить по классу, то пойду на пилораму и заработаю себе денег на новый портфель, а если буду дежурить, то школа сэкономит на найме уборщицы и уже портфель купят они.

А этот портфель должен был достаться мне. И мама нас с братом в этом поддерживала, всегда отпускала на работу, потому что из той жопы, где мы родились - нужно было выбираться. Поэтому я захотел стать татуировщиком и я им стал.

Тату мастер Андрей Колбасин, классический цветной и черно-белый тату реализм | Интервью для iNKPPL | Санкт-Петербург, Россия

- А когда ты осознал, что стал популярным татуировщиком? И как, по-твоему, вообще можно измерить эту популярность?

- Это всё очень волнообразно. Я был популярным. Сейчас, я бы даже сказал, что я настолько непопулярен, что с тем временем, когда я начинал - это даже не сравнится. Меня знал весь город. А сейчас ты идёшь по большому городу со своими тысячами фоловеров, а тебя никто и не знает. Никто с тобой не фотографируется, и массово не здороваются.

Сегодняшняя тенденция такова, что у тебя должно быть определенное количество подписчиков и эти подписчики должны так или иначе тебя навещать. Ты должен устраивать для них встречи, и далее уже по сарафанному радио они будут говорить, что, мол, вот мы сегодня были у Колбасы. С точки зрения такого коммерческого хода, я не совсем, конечно же, популярен.

Есть ребята, организующие действительно глобальные семинары, например, Валя Рябова. Это нонсенс такой, уникум, который собирает вокруг себя огромное количество людей и вряд ли кто-то соберёт больше.

Тату мастер Андрей Колбасин, классический цветной и черно-белый тату реализм | Интервью для iNKPPL | Санкт-Петербург, Россия

По моим личным ощущениям сейчас я не настолько популярен, каким был 6 лет назад. Тогда я только приехал в Питер и у меня было две публики. Псков, в котором у меня было всё захвачено и Петербург.

В Пскове я прямо ходил царём и уехал оттуда красиво. Там я сделал себя личностью и единственное, чего я не успел сделать, так это получить медаль от города (смеётся). В 21 год я получил от государства помещение под работу как молодое дарование, мол сиди и татуируй. Но я его не взял, потому что это не тру (смеётся). Тогда я уже мог сделать свою классную студию.

И вот я приехал в Питер, где меня уже ждали. Тогда не было ни Джангирова, ни Охарина, ни Рябовой, и мне это импонировало. Я был самым молодым и обо мне сразу все узнавали. Тем не менее, мы начали как-то с Джангировым одинаково расти, в ногу так сказать.

О нём говорили, но о нём всегда будут говорить. Это человек-легенда пожизненно. Его язык, это, конечно, достояние человечества. Он очень классный пацан и это его огромнейший плюс. Как бы плохо он не делал тогда татуировки, о нём всегда отзывались хорошо. Если он сделал маленький шажок вперед, все говорили, что это длинная лестница в будущее.

И вот я со своими амбициями приехал нагнуть Питер, но вначале он нагнул меня. Я с этим справился и постепенно начал нагибать его. Сейчас у меня всё в порядке.

Продолжение интервью.

  • реклама для тату мастеров на iNKPPL.com
  • бесплатная регистрация на iNKPPL
  • афиша предстоящих тату событий | iNKPPL
  • Зарабатывай журналистом iNKPPL Tattoo Magazine

Предстоящие события

Подписывайтесь на нашу еженедельную рассылку